Новости Календарь О нас История Гимн Устав Отчеты, фотографии, будущие походы Библиотека Пишите письма... Поговорим?

Форум

Члены правления клуба : Орг. сектор ? Дмитрий Бжезицкий Сектор учета ? Соня Сущинская Агит. и онлайн сектора ? Исаев Гео Сп
ray

2017-05-30 23:58:21

Re: Вакансии :) : И как прошел слет?
nik.skameykin

2016-11-21 08:03:20

Чехол на рюкзак, чехол на коврик : Чехол на рюкзак - 180 грн - плотный (на рюкзаки 70-100л) Чехол для коврика - 150 грн - очень качеств
Dmitriy.Smirnov

2016-07-23 08:22:23

Re: Фотоальбом к/п "ВЕРШИНА" : Спасибо за фотки. Отличные места надо сказать. Мне бы с вами.
piotrkotski

2016-06-25 17:45:37




День первый!

Утро наступило, как всегда, раньше времени. Ну очень спать хотелось. Поезд приехал в Джанкой. Здорово, что это все таки утром – до места доберемся в приличное время и еще весь день впереди.

И какой! Сегодня моя часть этого марлизонского балета под названием „Поход по восточному Крыму“. Я бы уже перенеслась к месту старта, но впереди еще поезд до Феодоссии и до Приморского и маршрутка до конефермы „Аргамак“, которую я выискала в интернете и теперь хочу увидеть собственными глазами.

Общий вагон в поезде до Феодоссии доводит до безумия. Муравейник в разогретой консервной банке: духота такая, что обморок – самое удачное решение пережить поездку. Плачущие дети, бабки и дедки с тюками и кошелками и взбешенная проводница этого, самого общего из общих, вагона. Ну расселись с горем пополам, правда не сразу.

Пашка с Андрюхой Бурдейным, сложенные вдвое или втрое, свешивали свои фейсы с верхней полки. Удивительно как компактны могут быть наши мужчины! Скоро их можно будет носить в косметичке. Ехали около трех часов – просто катастрофа! А ведь нам предлагали конники встретить на машине в Джанкое! Как оказалось потом, это стоило бы тех же денег. Потом пересели на очередную электричку и еще часок тряслись в душном вагоне. Озабоченная Светка, заглядывая мне в глаза, пыталась получить хоть грамм уверенности, что мы вааще едем в нужном направлении. Думала бить будут в Приморском и решила не рисковать – вызвала конников с машинами. Пока все отбивались от надоедливых мужичков, занимавшихся извозом, кавалерия подоспела и финишная черта наконец показалась на горизонте.

Подъехал бежевый жигуленок и из него вышла высокая жилистая женщина с обожженным солнцем лицом – это и была Ирина – счастливая обладательница конефермы „Аргамак“. Удивительная личность с волевыми качествами, которыми в настоящее время обладает редкий мужчина, совершенно беззаветно любящая свое дело и, в самом высшем смысле этого слова, посвятившая ему свою жизнь. Узнав ее со временем ближе, до сих пор удивляюсь подобной самоотверженности. Получив во времена перестройки участок голой степи под фермерское хозяйство она, музыкант по образованию, взялась за разведение чистокровных английских верховых лошадей, построила конюшню, решила массу вопросов с водой и прочими важными вещами без особых финансовых средств и всяческой поддержки. Муж не выдержал тягот такой жизни и ушел. В принципе его можно понять. Мы обменялись приветствиями и вместе со Светкой стали напористо расспрашивать о светлых перспективах сегодняшнего дня. Выяснили о наличии местного археолога Саши, совершенно подвеянного на истории края и решили позже смотаться за ним в Старый Крым. Еще один белый жигуленок с девушкой Леной, местной звездой прокатно-лошадиного движения, прибыл к месту нашего пребывания и подключился к транспортировке тел еще теплых, но уже еле живых туристов. Подключив к процессу маршрутное такси наши 18 душ двинули к ферме.

Приехали! Ферма представляла из себя одноэтажные постройки различного назначения с естественным запахом лошадиного навоза, лежащими под навесом седлами и кучей детей и подростков, которые горохом высыпали нам на встречу с улыбками и любопытствующими взглядами. Мы скинули рюкзаки в комнатке и были тут же приглашены к чаю.

Не знаю как кому, но мне лично в тот момент чай был до фени. Я, подхватив Ирину, потащила ее к денникам. Очень хотелось увидеть на каких лошадях мы сегодня будем получать тот самый кайф, к которому я так стремилась. Группа товарищей присоединилась к нам и все, теснясь в проходе, засовывали головы в денники. Первое что мы увидели – это была хромая пони с, подаренным кажется немцами, протезом на ноге. Очень обнадеживающее начало. Я так и офигела на месте. Ну, думаю, кого бы покатать на хромой лошадке? Пожалуй, Геныч или Пашка будут смотреться особенно неотразимо на этом „Аргамаке“! Ага, именно Пашка в красных революционных шароварах, голубой панамочке „а ля – нечто“, с волокущимися по земле сандалями и невозмутимым выражением лица.

Во втором деннике оказалась серая кобыла, орловская рысачка, с годовалым рыжим жеребенком. Ирина тут же стала жаловаться про то, что зря ее купила в свое время. Члены лошадиного общества ее не приняли совсем и она осталась в гордом одиночестве как Анна Каренина после известных событий с Вронским. Но, невзирая, вела себя с чисто орловским достоинством и произвела приятное впечатление.

Заглянув в третий денник я застыла на месте! Огненно-рыжий, огромный и изящный одновременно, жеребец Триумф нервно перебиравший копытами и активно прявший ушами косил диковатыми глазищами из темноты денника! О, господи! Какая мощь, непокорность и характер! У меня аж в зобу дыханье сперло и все что удалось из себя выдавить – это откровенно восхищенный возглас: „Этот – мой!!!“. И уже как сквозь дымку предвкушения я слушала Ирину, которая мягко предупреждала меня, что конь застоялся, что он „строгий“ и любит всякие приколы, типа подыграть задом на полном скаку или резко прыгнуть в сторону, что он дерется и ведет себя как хозяин с большой буквы „Х“. Но уже включились внутренние механизмы полного отсутствия тормозов и меня понесло. Единственное на что я согласилась – промять жеребца в манеже, перед тем, как ехать в поле.

Еще две рыжие кобылки входили в состав нашего небольшого эскадрона – Катька и вторая дама, кличка которой мне не запомнилась. Было решено перемещаться двумя партиями: две рыжие дамы везут фаэтон с туристами и их туристическим барахлом и я с Андрюшкой Изместьевым верхами на упомянутых выше серой кобыле Мойве и рыжем невменяемом Триумфе. Второй партией, когда лошади вернутся, поедут верхом Серега, Геныч и Рэй с Бурдейным. В качестве подкрепления из Приморского выехал „Сивый мерин“ вместе с девушкой Леной. Целью нашего перемещения был дикий пляж, где планировалось разбить лагерь и заночевать, предварительно „пригрев“ на коллективной груди археолога Сашу.

Осталось решить только кто из остающихся на ферме на какой лошади поедет во второй партии. Ездить верхом не умеет практически никто. А беспокойство вызывал только рыжий Триумф со своими приколами. И тут меня в голове стали проноситься яркие картинки медицинского содержания - поломанные ключицы, ноги, и сотрясенные мозги туристических камикадзе. Эта веселая перспектива абсолютно не устраивала практически никого из присутствующих, особенно в начале похода. Я стала сильно напрягаться, приваленная чувством ответственности за грядущие трагические переживания и тут вдруг пришла спасительная осознанно-безответственная мысль имени товарища Пелевина: трагедии с кочегарами происходят в уме у самих кочегаров. Быренько освободив свой ум я мысленно водрузила Геныча на „триумфальную“ высоту и уехала в манеж.

Разминка прошла под девизом личного единоборства: „Так кто на ком едет?“ и завершилась уверенной победой всадника (то есть моей): „Мы таки поедем туда, куда сказала!“ Прыгнув пару раз через пигмейского размера препятствия я осталась довольна собой и присоединилась к остальным. Краткая лекция по технике безопасности была действительно краткой, но конкретной и кажется всеми воспринятой почти в полном объеме.

Погода вела себя просто издевательски с оттенком непристойности. Было четко видно как из туч, висящих над полем, изливались серые столбы дождя, а в промежутках между этими самыми тучами нахально вламывались клинья солнечного света. Удивительно красиво! Особенно над полем с дозревающей пшеницей, которую волнами разгонял ветер.

Фаэтон двинулся в путь. Ирина, видимо недооценила вес рюкзаков и самих туристов, а по сему колеса фаэтона через некоторое время сложились буквой „ЗЮ“ и оставались таковыми в течение всей поездки. Мы с Андрюхой немного оторвались от остальных, потихоньку пробуя силы и разминая лошадок. Подъехали, наконец, к повороту, который вел к морю синему по краю пшеничного поля. Вот наш старт. Я перестала на мгновение думать, что есть фаэтон, дорога, редкие машины по ней проезжающие. Остался только стук копыт, мерно отбивающий такт галопа, свист ветра в ушах и огромное, распирающее грудь, чувство восторга. Да это чувство, неизменно присутствующее у каждого человека, которое я испытывала неоднократно и при совершенно различных обстоятельствах и называлось оно по разному. Оно называлось и душевным подъемом, и свободой, и нежностью, и, наконец, любовью! Названия разные, но все тот же огонь в груди и желание все обнять и слиться в единое целое в порыве восторга с этой степью с ее одуряющими ароматами трав, с порывами ветра и танцем пшеницы. И теряются границы, и ты уже не всадник, а кентавр, и несешься вперед в бешенном вихре своих чувств...

Я оборачиваюсь назад и вижу Андрюху. Он, в основном на широкой рыси, едет чуть сзади меня. Лицо у него сосредоточенное. Почему он не улыбается? Я кричу ему: „Давай догоняй и рванем вместе!“, но видимо срабатывают либо внутренние тормоза (а жаль), либо уже порядком набитая задница. Странно, но мне кажется, пристрели он эту свою „внутреннюю таможню“, с его то потенциалом... Еще не известно кто кого бы догонял. Осталось только символическую двустволку подарить.

А вот фаэтон радует улыбающимися лицами разной величины. Здорово! Вон уже и море показалось. Стал накрапывать дождик. Народ быстренько выгрузился и стал накрывать все тентом. Берег не очень впечатлил. Такой себе заштатный пляжик с мутным и волнующимся морем в глиняных берегах. Ирина предложила вернуться назад и оставить лошадей на попечение второй партии гусар, а нам со Светкой вместе с ней смотаться на машине в старый Крым за археологом. И тут из толпы суетящихся туристов выскочила Юлька и с жалобно-детским выражением лица стало проситься вернуться верхом назад. А какие глаза! Так и хочется дать конфетку, погладить по голове и попросить не плакать. Но жизнь – суровая штука. Конфетки в кармане не оказалось, а назад верхом поехала Светка – еще одно мое конноспортивное открытие. Не знаю за счет ли врожденного чутья или умения получать удовольствие (и какое!) в труднодоступных районах страны, ее можно отнести к категории начинающих всадников из классификации моего старого тренера по типу – „села и поехала“. Даже мой сын, обучаясь в свое время верховой езде, подметил неизвестно откуда взявшуюся посадку и манеру держаться в седле, которую вырабатывают годами другие конники, когда увидел Светку верхом впервые. Лично я получала просто эстетическое наслаждение, наблюдая за ней, одетой в ярко-желтую футболку и черную кепку, похожую на кепки конкуристов. А еще легкую белую зависть, что она это все переживает впервые! Припустили мы с ней лихо и, судя по ее глазам, восторг испытывала не только я. Путь обратно показался явно короче, к нашему общему сожалению.

Народ, оставшийся на ферме, валялся по ней где ни попадя, ожидая средства передвижения. Лена со своим мерином еще не прибыла к месту и гусары решили посопеть носом еще часок-другой. Чем они там еще занимались на этой ферме осталось неизвестным, т.к. мы со Светкой и Ириной уже рвали когти в старый Крым за археологом. Дорога оказалась не близкой и Ирина развлекала нас рассказами о себе и жизни в этих краях. Удивила и вызвала уважение в очередной раз. Беседа носила очень личный характер, а по сему упустим ее содержание.

А вот и наша цель – одноэтажный дом с небольшим садиком с фруктовыми деревьями. Это местная учебно-практическая база археологов, куда съезжаются на летнюю практику студенты – копатели всяческих древностей. Сам археолог Саша оказался плотным мужиком с очевидно намеченным брюшком и слишком зашоренным археологической тематикой. Практически полное отсутствие чувства юмора дало себя знать сразу и развернулось практически во всю ширь и высь в последствии. При всех имеющихся „достоинствах“, в знании исторического материала ему отказать было нельзя. Обзорная экскурсия по старому Крыму началась практически сразу во дворе с описания местных достопримечательностей – местного покосившегося сортира за углом и вишневого дерева, где можно поправить впечатление на обратном пути. Что мы и сделали. Забрали Сашу и поехали по старому Крыму. Посмотрели на остатки Мускусной мечети, послушали легенду. Интересно, но без чувства рассказывает... Слезы в голосе не хватает. Как заправский экскурсовод, измученный очередной толпой жаждущих информации граждан. Кучу всяких развалин показал – все бывшие мечети, храмы и синагоги со своими историями. Кое-что татары восстанавливают весьма успешно. Этот город, как яркая звезда вспыхнул в свое время и потух по разным причинам ровно через 100 лет. Кто там только не жил и в кого только тут не верили! Ну просто Иерусалим какой-то. Когда мы выехали на трассу стало совершенно ясно, что Боливар не только двоих, но и одного не выдержит. Напала такая сонливость, что мне пришлось спички в глазки вставлять и собирая в кучу остатки воли, кивать, издавать звуки типа: „Угу...“ и поворачивать голову туда, куда Саша с Ирой поочередно тыкали пальцами. Светка боролась рядом с тем же самым, а потом вдруг сказала: „Мне надо 15 минут“ и отключилась мгновенно. Ну чисто Штирлиц! Таки да на 15 минут. Проснулась и продолжила болтать с Сашей, выясняя всякие тонкости в описании увиденного за окном, которые уже ускользали из моего засыпающего сознания...

Светка вся испереживалась по пути по поводу того, что больше не успеет покататься и регулярно толкала меня в бок, чем и приводила в себя. Мы успели вовремя. Лошадей уже уводили по полям и двоих удалось вернуть. Парочка – хоть куда! Рыжая Катька, кокетливо виляющая задом и „Сивый мерин“, который бегал исключительно за этим виляющим задом, видимо вспоминая недавние времена, когда он был „мужчиной – хоть куда!“. Мы решили припустить, как обычно, и припустили. Только вот рыжая Катька имела совершенно конкретную цель – куда припускать и плевала в высокой колокольни на все Светкины мысли по этому поводу. Катька решила, что ей пора домой и включила форсаж. Я орала как скаженная: „Тормози! Поворачивай! Домой увезет!“ – до фени. Светка – в кайфе и ничего не слышит, а Катька пользуется моментом. Пришлось догонять и возвертать „на Родину“. Возврат „на Родину“ проходил тяжело. В каждой лошади видимо живет осел. И Катька дала это понять совершенно однозначно. С риском для Катькиной невинности мы поменялись лошадьми в поле и только тогда смогли изгнать осла из девственной кобыльей души и вернуться на исходную.

За кадром осталось перемещение по долинам и по взгорьям нашей второй партии гусар. Мы как из Старого Крыма вернулись – я увидела Геныча с круглыми глазищами и тут же кинулась расспрашивать не убыло ли в нашем полку. Он сбивчиво рассказал ужасную историю выяснения отношений между жеребцом и мерином, завершившееся, понятное дело, в пользу жеребца. Причем Геныч, как истинный рефери, тоже попал под раздачу. Ему отдавили ногу и нанесли глубокий моральный ущерб! Сути всей истории уловить мне так и не удалось, хотя напоминала она геройский подвиг А. Матросова из анекдота: „Во блин! Подскользнулся!“.

Ну вот и вечер наступил. Время слушать археологические сказки от Саши. Геныч отдежурил борщом, мы накормили гостей и за вечерним чаем началось... Археолог оказался кондовым материалистом, отметающим всякие мистико-фантастические представления о сущем, которые выходили за рамки научных представлений. Причем его активно-агрессивная позиция, явно лишенная чувства юмора, вызывала у всех нервные улыбки и ощущение, что парень в бронежилете отстреливается из окопа. Но, невзирая, все равно было интересно. Уже начала сказываться усталость, накопившаяся за день и народ медленно разбредался по палаткам побросав миски и кружки где попало.

Мы стояли и провожали последние солнечные лучи, как вдруг из-за бугра, перемещаясь четко выраженной кавалерийской походкой, возник Андрюха Бурдейный и, с самым невозмутимым видом, произнес свой бессмертный афоризм: „Ну вот! Мне набили задницу и я еще за это заплатил!“ Достойное окончание дня – не правда ли? :)))