Новости Календарь О нас История Гимн Устав Отчеты, фотографии, будущие походы Библиотека Пишите письма... Поговорим?

Форум

Члены правления клуба : Орг. сектор ? Дмитрий Бжезицкий Сектор учета ? Соня Сущинская Агит. и онлайн сектора ? Исаев Гео Сп
ray

2017-05-30 23:58:21

Re: Вакансии :) : И как прошел слет?
nik.skameykin

2016-11-21 08:03:20

Чехол на рюкзак, чехол на коврик : Чехол на рюкзак - 180 грн - плотный (на рюкзаки 70-100л) Чехол для коврика - 150 грн - очень качеств
Dmitriy.Smirnov

2016-07-23 08:22:23

Re: Фотоальбом к/п "ВЕРШИНА" : Спасибо за фотки. Отличные места надо сказать. Мне бы с вами.
piotrkotski

2016-06-25 17:45:37





ПУТЬ К ИСТОКАМ.

(глазами первокурсника)

Предисловие.
Автор этого отчета ходил в походы и на „романтиковские“ мероприятия с малого детства, но все это происходило под непосредственной опекой родителей. И вот, наконец, первый „самостоятельный“ поход...

Поход Выходного Дня
(Крым, Ноябрьские праздники, 1999г.)
Руководитель: Наташа Камышева.

День №0
Приготовления начались в общаге – вся комната была завалена вещами, раскладкой, ББ* и снарягой. В этом всем пытались передвигаться и собираться человек десять (и это в двушке!).
Когда завхоз, наконец, распределил раскладку (и это в последний день!), стали паковать рюкзаки. Т.к. в комнате это было сделать невозможно, пришлось выйти в коридор. Проходящий мимо народ реагировал неоднозначно: кто интересовался, куда идем, насколько и с кем, желал классно отдохнуть, а кто с шоковым выражением на лице смотрел на разложенные поперек всего коридора спальники, раскладку, вещи и снаряжение. Паковались раз по пять, а кто и больше: то что-то забывали, то неправильно сложили, то не свое спаковали. В общем, просто бесплатный цирк.

Но вот наконец-то все спаковано, уложено, вдруг – нету ремнабора, к тому же чужого, одолженного. Срочно собираем по всей общаге нужные вещи, попутно ругая незадачливого ремнаборщика за то, что оставил ремнабор на лекции и не забрал.

И вот все дружно схватили рюкзаки и пошли на выход. Стоим на улице, под общагой, ждем остальных. Руководитель наша сказала, что никакой троллейбус нас с рюкзаками не выдержит, да и не влезем все вместе, а по отдельности – нельзя. Так что пешкарусом до вокзала... Народ потихоньку начинает чувствовать рюкзаки и беззлобно поругиваться по этому поводу. Все неправильно спакованные рюкзаки дают о себе знать – что-то упирается в спину, где-то туго, где-то наоборот – свободно. Добрались до вокзала, расселись по местам. Скучно, делать нечего, стали играть в карты. Долго спорили, играть ли двумя колодами, но толпой в девять человек, или по группам. В итоге мне это надоело, я раздал колоду на пятерых ближе всего сидящих и еще одну отдал остальным. Часа три на это дело угробилось, потом вдруг заурчали животы, и мы накинулись на нашего завхоза с „...где наш ужин!?“ Стали готовить ужин со всех ББ. Почти никто не наелся (с непривычки). Очень удивляюсь, как это завхозу удалось – каждый брал с собой больше, чем на себя одного, так как же так вышло? Ну да ладно, ужин прошел, взялись за гитару. Тут же в это купе сбилась тьма народу. Друг у друга на руках, в тесноте, а тут еще и мимо все время кто-то ходит, короче, просто ужасть. В поезде с нами ехали еще пару „романтиковских“ групп, набилось еще и народу гостей, так что было весело.

Места у нас в основном боковые, за исключением двух купе. Через некоторое время решил пойти поспать – предыдущую ночь спал часа два, собирал вещи. Проснулся оттого, что меня кто-то щекотал и нагло пытался стащить со второй полки, где я спал. „Кем-то“ оказались Сэм с Ваней, которые радостно заявили, что хотят меня скинуть. Отбрыкался... Рассказали, в каких они вагонах едут и как они там едут; обрадовали желанием намазать меня зубной пастой, пока я еще спал.

Потом был Херсон и остановка 15 минут. Наташку, чтоб предупредить, что я вылажу подышать свежим кислородом, я не нашел, пришлось идти на должностное преступление и предупреждать кого-то другого. Выхожу с Серегой-гитаристом на перрон и что я вижу – все тот же Сэм стоит и пьет пиво. Увидев нас, несущихся с криком „Пиво!“ он делает круглые глаза и прикладывается к бутылке до тех пор, пока мы не подбегаем, опустошив почти полбутылки за один глоток. Отбираем пиво, пьем, тут вылазят с вагона наши девчонки. История повторяется, только мы им по глотку оставляем. Потом идем и просто покупаем по бутылке, и возвращаемся в вагон. Теперь приходится делиться и с остальными. Сидим, болтаем, даю себе и всем торжественное обещание не дать никому поспать, по причине того, что сам уже поспал аж целый час и с меня пока хватит.

В поезде жарко до ужаса, примерно как в холодильнике, зуб на зуб попадает лишь изредка, постель не брали в целях экономии, поэтому народ выкручивается, как может. Кто укрывается всеми теплыми вещами, кто залазит вдвоем на одну полку и греется, пытаясь не свалиться (хе-хе! со стороны – очень даже веселое зрелище), кому просто пополам этот холод. Я же, как совершенно неприличный человек, сам спать не хочу и другим не даю, честно выполняя данное обещание и развлекаю такой же „неспящий“ народ. Часам к четырем мне это надоедает, и я таки кладусь спать. Вдруг через сон слышу: „Уснула птица певчая...“ В ответ летит куча нехороших обещаний по поводу певчих, замолкают, я опять засыпаю. Проснулся от всеобщего подъема где-то в шесть. Все делятся впечатлениями от проведенной ночи, все сонные и опухшие, и дружно ругаются. На меня. Ну и ладно...

День №1
Завхоз нам сказала, что завтрак будет уже в Симферополе, когда будем ждать троллейбус. Ну вот, и так всегда...

Вот уже и Симферополь, вот уже и вокзал. Дружно хапаем рюкзаки и топаем на выход. Меня пристраивают помогать всем выходящим романтикам, даже не нашим. Но вот вроде все вышли, сбегал, посмотрел, все ли взяли, вроде все. Идем на троллейбусную остановку, там падаем и начинаем организовывать завтрак. Организовывание продолжается около часа, затем нам раздают по два бутербродика и чего-то там еще. Жуть... Так и с голодухи помереть недолго. Оказываются полезными припасенные семечки – все дружно заваливают остановку шкарлупками.

Наша руководитель Наташка разрешает разбиться на группки по 2-3 человека и пойти погулять по городу. Решаем идти всей толпой и где-нибудь пофотографироваться. Контрольное время – 11:30 . Пошли в парк рядом с вокзалом. Хотели сфотографироваться с местным Лениным, но солнце светило прям с его стороны и я решил отложить на потом, ну и забыл. Не спеша, гуляючи, вернулись обратно, оказалось опоздали минут на 20. Наташка отругала, а меня, пытавшегося объяснить почему – больше всех, и сказала, что в разведку меня не возьмут. Ну и не надо, я туда не хочу.

А потом было часа два полнейшей скукотищи и пришибленного состояния, до тех пор, пока не приехал троллейбус. Тут начался цирк №2: весь зад троллейбуса закидали рюкзаками, и все бы хорошо, но... в самом конце сидели люди, я в частности. Получилось, что ничего не видать, ничего не слыхать, снизу рюкзаки, сверху рюкзаки, а поспать, как мы ни пытались, не удалось из-за тех же самых рюкзаков. Через некоторое неопределенное время мы приехали на место. Вылезли, вытащили рюкзаки, расположились и начали переодеваться в походное (это кто еще до сих пор не успел). Переоделись и пошли. Буквально через 20 минут – наш ПЕРВЫЙ привал. Народ даже не сообразил, что ЭТО. Совершенно случайно рядом оказались заросли ежевики, все дружно кинулись ее есть, но... оказалось, что можно только после экспертного заключения медика. Тот постоял, посмаковал, потом таки разрешил. Заросли почти мгновенно лишились своих ягод. А тут еще наш добренький завхоз выдала нам привальные: аж по целой конфетке... Класс. Жизнь – прекрасна...

Увеличить

Идем пока по асфальту, впереди какая-то возвышенность. На самой вершине – Екатерина. Больше всего, правда, смахивает на каменную бабу времен первых скифов, но зато оригинально. Шутливо назвал ее тетя Катя. Пока к ней приближались, она постепенно менялась, причем не в лучшую сторону: в конце концов она стала просто грудой камней. Недалеко от тети Кати была Долина Привидений. Привидений мы там почему-то не увидели, а жаль... Зато куча местных (или не местных) лазили там по камням и чего-то там нам дружно орали. Никто ничего не понял...

По пути видели еще полуразрушенную, хотя... скорее полностью разрушенную древнюю крепость. Молчанова Юля тут же выдала нам штуки три названия, одно похлеще другого и сообщила, что их там (названий) еще целая куча, но она их все не помнит. И то неплохо...

И вообще, честно говоря – очень ням-ням хочется.

Протопали мимо здоровенного стада коров, все такие тощие, облезлые, „зато по горам круче альпинистов лазят“ пошутил кто-то.

Но вот наконец-то решили стать на постой. Поставили, точнее, попытались поставить шатер всей толпой. Я же, как самый хитрый, то есть как костровой, стал разводить костер. Дрова были сырыми и мокрыми, поэтому раздувать пришлось долго, а этот неблагодарный еще и страшно дымил. Со временем дежурные взялись за обед, ну, а мы честно его съели, хотя и не очень он был.

К тому времени, как все поели, уже стемнело и все дружно устроились у костра. Поиграли разных песен, потом Наташка начала читать нам устав „Романтика“. Интересно, серьезно и прикольно одновременно, по-деловому, но обхохотались от души. Впечатляет работа, проведенная относительно „ПИТИЯ“, его качеств, последствий, первопричин и отношения к нему... Потом опять гитара, горячий чай и весело-восторженное настроение. Веселились где-то часов до девяти, потом, один за одним, начали вызванивать ночные горшки и народ начал потихоньку расползаться (и это в девять часов-то!). Осталось всего четыре человека: Оля, Люда, Ваня и все тот же неугомонный я. Так и просидели еще пару часиков, проговорили про то, про се, третье и десятое. Потом Оля вспомнила вдруг, что она на утро дежурная и что ей рано вставать, и утащила Люду и Ваню с собой в палатку (остальные, за небольшим исключением, спали в шатре). Посидев еще немного уже в одиночестве, поразмышляв о проведенном дне, я закидал костер очистками от картошки, отчего он стал страшно дымить, и пошел спать. В шатре, конечно же, уже все дрыхли, поэтому я внаглую, через всех, на кого-то наступая, полез в свой спальник. Там, как оказалось, мне выделили самый край, притом еще и у кого-то в ногах. Чисто ради спортивного прикола пощекотал чьи-то пятки, они же начали в ответ брыкаться, еще и по мне попали. Не, я так не играю... Потом нашел еще чьи-то, тоже пощекотал – ноль эмоций. Ну вот... Ночью было жарко, кто-то все время пинался и крутился рядом со мной, так что выспался просто „прекрасно“.

День №2
Проснулся я подозрительно рано, вылез из шатра, погрел озябшие за ночь конечности у костра и пошел с Артуром и Серегой Пашкевичем умываться. Стоило только умыть лицо холодной водой – сон как рукой сняло; зубы чистить – просто наслаждение, от ледяной воды такое чувство, будто они все дружно решили повылазить. Вернулись, а там уже приготовления полным ходом – у Вани-медика сегодня День Рождения. Все собрались, приготовились, и вот сонный именинник вылез из палатки и пошел (полез) к костру. Мы ему, еще не до конца проснувшемуся и еще не все понимающему, спели и сыграли „Пусть бегут неуклюже...“ и нестройными голосами, чтоб не расслаблялся, проорали Happy Birthday to You! Увеличить Тут же вручили подарок – красивый коврик, обвязанный красивой ленточкой с красивым бантиком. Красивый бантик тут же водрузили имениннику на голову, там и завязали. Потом позавтракали и откушали праздничных тортиков (целых две штуки), а потом и собираться стали. Едва солнышко вышло из-за горы, пораскладывали тенты на просушку, затем собрали, сложили, сфотографировались напоследок и пошли дальше. Шли сначала по равнине, потом потихоньку незаметно оказались в лесу, изредка устраивали привалы. Тропинка петляла изо всех сил, то прыгала вниз по склону, то карабкалась обратно наверх. Подбадривая друг друга дурацкими шутками мы кряхтели дальше. Наташка сказала, чтоб смотрели по сторонам и искали маркеры на камнях и деревьях, кто первым найдет – тому конфетка. Все тут же „понаходили“ кучу липовых маркеров и стали требовать конфеток, но Ната их всех обломала.

Случилась у нас по дороге и такая история: кто-то, по-моему Сопов, решил взять какую-то дубину для опоры, остальные поприкалывались с него, но тоже понаходили себе палки и потом, опираясь на них как старички (и старушки), бегали по склонам. Потом, как обычно бывает, кто-то кого-то задел, тот в отмазку, и эти дубинки пошли в дело. На одном из привалов мы просто побоище устроили. Негласно разделившись, начали колбасить друг друга, как викинги какие-то (или скорее толкинутые, как я с Пиратом), понадавали друг другу по головам, потом устали и разбрелись по сторонам.

Увеличить Увеличить

Днем пришли к водопаду Джурла, но он из-за засушливого лета почти весь пересох и то, что мы увидели, водопад не напоминало вообще. Так, что-то течет сверху вниз еле-еле. Но зато вокруг было красиво и мы нафотографировались вволю.

На обед мы остановились на огромной поляне, просто идеальном месте для лагеря, но... нам оставалось еще топать и топать, поэтому долго мы там не задержались,а просто развели костер, сделали чай, бутерброды и отобедали. Там же, рядом с поляной стояло здоровенное дерево, решили на нем сфотографироваться, начали залазить наверх. Собственно залезло сначала всего пару человек, остальные – позжее, за компанию. К этому времени ручки и ножки уже устали висеть, так что когда из фотоаппарата вылетела птичка и кадр был снят, все посыпались с этого дерева как можно скорее. Ура...

Так мы и топали, топали и со временем притопали на место запланированной стоянки. Разожгли костер, поставили шатер, палатки, стали ужин готовить. Потом, после похода, мы долго спорили, что же это было, то ли классный наваристый супчик, то ли жиденький плов, не понять, но получилося довольно таки вкусно и сытно. После супа, с чаем пошла халва. Пошла она по кругу, но почему-то очень часто где-то застревала. Вот бескультурщина! Напились (чая), наелись, стали петь песни. Попели, потом часть народу порасползалась спать, мы же стали рассказывать страшненькие истории. Светка рассказала байку про черного альпиниста, потом про какую-то девушку, которая заманивает мужиков в тумане к обрывам и ведет их дальше... Последствия – ясны. Вобщем наслушались все страшилок и уползли, остались Ваня, опять же я и Люда. Как ни странно, спать не хотелось вообще, хотя уже три ночи нормально не спал.

Черт! Почему у меня во время разговоров все время срывается „Юля“ вместо „Люды“?! И ей и себе неприятно. Но вобщем отмазался почему, типа очень давно знаю девушку Юлю и они очень похожи, хотя это не совсем правда. Ну и ладно, главное успокоилась. Сидели еще очень долго, болтали за то за се, гадостный костер все время потухал, приходилось вставать, ломать дрова, подкидывать, бо холодно было. Когда надоело сидеть, пошли все спать в палатку (я как раз туда перебазировался, поменявшись с Олькой). Там еле разместились, но зато было спокойно, никто не пинался, так что я наконец-то поспал по-человечески.

День №3
Проснулся рано утром, еще не вышло солнышко и только-только встали дежурные. Посидел, погрелся у костра, пошел умываться. Система умывания была еще та – на скользком камешке, вокруг болото, а передо мной – маленькая лужица чистой воды, которую набирать приходилось с совершенно неестественной позы...

Увеличить

Когда наконец-то все попросыпались, нам устроили завтрак, после которого, проверив маршрут, что я кстати пропустил, скоренько собрали вещи и потопали дальше. Топали мы мимо живописнейших мест, но

„Когда за спиною 42 килограмма,
Нет времени смотреть по сторонам...“

(цитата из песни :))

Рюкзаки давали о себе знать, и мы чаще смотрели на впереди идущего, чем на окружающие нас пейзажи. Вдруг обратили внимание на большое количество поваленных деревьев. Тут же начались приколы: я заявил, что тут кто-то играл в DOOM, бегал с бензопилой и все косил. Посмеялись, потом заметили, что деревья вырваны с корнем и в два-три человека в обхвате. Моя идея тут же трансформировалась – здесь кто-то на танках в CARMAGEDDON резался, но... деревья были повалены отдельные, а не повально, просеками, как должно было бы быть. Значит, тут бегал Терминатор, но иногда промахивался мимо тропинки. Потом уже предложения посыпались одно похлеще другого: то тут самолетами летали, то „мышка пробегала, хвостиком махнула, деревце упало и разбилось...“, то еще что-нибудь.

Потом у меня порвался кроссовок, причем окончательно и бесповоротно – подошва лопнула на две части и одна часть отваливалась на ходу. Ругаясь нехорошими словами, попытался с ней что-то сделать, но безуспешно. Пришлось „одалживать“ запасные кроссовки у Артура. Они были всего-навсего на пару размеров больше, ну да это ничего.

Увеличить Увеличить

Где-то к обеду пришли к водопаду Джур-джур. Это было потрясающее зрелище – никакого сравнения с пересохшим ручейком Джурла. Это было не просто красиво, это было захватывающе великолепно. Мощный поток воды с высоты метров 20, с шумом, распадаясь на лету на мелкие брызги у самого низа и на множество изящных струящихся потоков наверху, падал и падал вниз (во расписался, а!), а мы уже покидали рюкзаки и стали спускаться к самой воде, и тут началось... Я, как фотограф, просто обязан был сфотографировать эту красотищу, а уж как я отыскивал лучшие ракурсы – это был просто цирк.

Увеличить Увеличить

Потом стали фотографироваться на фоне водопада. Снял пару портретных снимков, потом всех вместе, потом меня попросили Юля с Артуром, чтоб я их снял под водопадом, точнее, под карнизом, с которого стекала вода. Раздевшись по пояс, залезли в воду, я уже все выставил, настроил, тут вдруг вопль: „Подожди!“ и... туда же залез Пашкевич Серега. Тьфу, извращенцы, она ж холодная! Но тут видя такое дело, остальные тоже решили поучаствовать и стали лезть туда же. Оказалось, можно сделать проще – у самой воды в стене был выступ, на который все стали, не снимая даже обуви. Посмотрел я на все это и думаю, самый лысый я, что ли? Всучил фотоаппарат Сопову, а сам понесся к остальным. Только полез на уступ, где все стояли, вдруг чувствую – вода на меня льется. Смотрю, а это какой-то тоненький ручеек в сторону ушел и я прям под ним стою. Аа-а-а! Только я с этого места скоренько перебираться, тут – щелк, кадр снят. Ну вот, попасть в кадр я то попал, но в каком виде!

Потом, взяв свои рюкзаки, долго поднимались, вышли на вполне приличную дорогу. Шли по ней до тех пор, пока не увидели здоровенную полянку с уже готовыми двумя кострищами и даже с дровами. Решили устроить здесь обед. Дежурные понамазывали бутербродов, пооткрывали консервов и приготовили чай. Хавчика мало, но к этому времени мы уже немного попривыкли к его недостатку. Потом к чаю пошла халва – и это тоже был особый цирк, особенно когда кто-то (угадай кто :) набирал в одну миску на четверых...(шутка, для своих :))))

Еще когда ходили набирать воду на обед, встретили Меламеда с участниками. Разузнали, где они были, рассказали, где мы были сами, поболтали и разошлись. Потом сидим, обедаем, все тихо-мирно, тут смотрим – вся его группа к нам на поляну чешет. Расселись, стали тоже обед делать. Ну вот...

Увеличить Увеличить

Потом пошли смотреть истоки Джур-джура. Шли вдоль речки, но не по берегу, а по верху. В нескольких особо красивых местах спустились, пофотографировались, пошли обратно. Народ уже дурачился, кто как мог, гонялись с лыжными палками друг за другом, махали ими по деревьям, сбивали листья, короче, детский сад.

Следующим пунктом в нашем маршруте было село Генеральское. Шли мы туда долго, но на удивление быстро, переходами раза в два дольше обычного, но, правда, по асфальту. Еще с самого начала вручили гитару нашему штатному гитаристу, и он на ходу играл, а мы пели.

Юля и Даша на каком-то странном и непонятном подрыве все убегали вперед. Мы их назвали отрядом разведки и они нам сигнализировали о едущих спереди машинах. Долго смеялись по этому поводу, шутя, не подсыпали ли дежурные в наш утренний чай чего-нибудь такого. Как потом оказалось „а ларчик просто открывался“ – раскладку с их рюкзаков давно съели, снаряги у них не было, остались только личные вещи. Вот они и бегали с рюкзаками. Бегом.

Вдоль всей дороги, с промежутками, были заросли ежевики и около каждого следующего куста тут же сбегалась куча народу и быстро его объедала.

По дороге, у какого-то дома, увидели пальму. Мысль оформилась мгновенно и у всех – сфотографироваться. Видя такое дело, хозяйка дома выбежала и пристроилась к нам. Пришлось пообещать прислать ей потом фотку.

Пришли на место, покидали рюкзаки, попадали сами. „Местом“ оказалось нечто вроде автобусной остановки прям рядом с побережьем. Все резко забыли про усталость и кинулись к морю. Но купаться Наташка запретила, поэтому пришлось ограничиться брожением по колено в холодной водичке, брызганьем, толканием и тому подобным. Потом мы с Артуром зашли в ближайший магазинчик в поисках пива. Оно там и оказалось, причем в больших количествах. Но, подумав, „решили-таки“ сначала испросить разрешения у руководителя. Наташка нам сказала, что хорошо было бы, что и сама не отказалась бы, но лучше отложить до Алушты. Ладно, конечно, но жаль.

Автобус прождали до самого вечера, но он так и не приехал. Долго ругались по этому поводу, но уже ничего не поделаешь. Порешили ставиться на лагерь. Но тут возникла проблемка – местные. Проблемка, в принципе, маленькая, но очень уж назойливая и требовательная. Потому Наташка объяснила нам, что ставить лагерь нам придется где-нибудь подальше от чужих глаз. Решили идти по побережью, пока не найдем подходящего места. Идти было строго наказано в полной тишине, не крича, не смеясь, без гитары и песен. А на побережье было мокро, в жидкой грязюке вязли ноги, после дневного марш-броска все были уставшие и к тому же без обеда. Когда уселись на привал, я глянул на лица людей. Если я выгляжу так же, то я, должно быть безмерно устал и страшно злой. Что примерно так и было. Но вот, наконец-то, нашли место – под каким-то санаторием, начали ставить лагерь. В темноте, на гальке, заморенные, уставшие. Но поставили, дежурные долго мучались с ужином, когда же наконец нам его раздали, еда (а что там было, так никто и не определил), оказывается, подгорела. В общем, все прелести жизни в одном наборе. Тихо улеглись спать, не шумя опять же в целях конспирации. Подъем на 5:30.

День №4
Так нас и разбудили. Быстро свернув лагерь, не завтракая стали выбираться обратно на дорогу к остановке. Вперед послали гонцов – Серегина, Сопова, Мостового Кирюху и меня ловить автобус, если вдруг раньше приедет. Быстренько подорвались, даже глаза особо не продрав, на место, сидим ждем. Увеличить Светает, скоро рассвет. Вот уже и он. На небе тучи, вода в море темная и неспокойная и тут из-за горизонта встает солнце красно-оранжевого цвета. Зрелище потрясающие. Надеемся, что хоть кто-нибудь из наших догадался это сфотографировать.

Тут вдруг едет автобус. Ура! Договариваемся с водителем и я с Соповым бежим предупреждать остальных. Прибежали, рассказали, народ сразу оживился, обрадовался. Решили выйти на дорогу, чтоб идти быстрее, глядь, а автобус уже тут. Оказывается Серегин с Кириллом рюкзаки наши и свои покидали, и навстречу поехали. Загрузились и поехали. Ехали недолго, наблюдая пейзажи. Проезжали мимо уже знакомой Долины Привидений, еще чего-то-там. Над морем висели плотные облака, лишь кое-где пробиваемые солнцем. На воде получались такие светящиеся пятна , из которых вверх поднимались в облака столпы света. Смотрелось ну очень красиво.

Быстренько, за полчасика, доехали до Алушты. Там, правда, наш автобус, по закону всемирной подлости поломался, пришлось пересаживаться в другой. Вскоре мы уже были на троллейбусной остановке в сторону Симферополя. Тут же, наконец-то, стали готовить завтрак. Пока он готовился, зашли с Пиратом рядышком в магазинчик и купили себе пива, памятуя Наташкины слова. Пиво, местное и на удивление дешевое, как ни странно, оказалось очень даже неплохим. Не успели подойти к остановке, как нам кинулась толпа народу с криками „Дай, дай!“. Пришлось делиться. Потом устроили гениальный план: Наташка сказала, что у нас куча свободного времени и можно погулять. Гулять идут по полгруппы, каждая часть на три часа. Вот и порешили отправить Наташку в первой половине, а самим остаться. Так и сделали. Осталось человек одиннадцать. Тут же скинулись и я с Соповым и Пиратом чухнули в уже знакомый магазинчик. Там вдруг обнаружили странный напиток со странной формулой Н3.30 (для аналогии: „аж 3,30грн“ или „C2H5OH“ :) Прихватили и его к пиву, все были дико рады и тут же все оприходовали. И пошло веселье... Кто-то кому-то что-то самозабвенно рассказывал, кто-то бегал и бесился, кому-то в голову (угадай кому :) пришла ну совершенно дурная мысль добавить в нашу смесь еще меда, типа так вкуснее будет, вобщем труба дело.

Точно через три часа пришла первая половина и застала... ну, неважно, что она застала, но удивилась порядочно. Потом рассказали, где они были, куда ходили и что видели. Настала наша очередь гулять, из чувства солидарности пошли в точно противоположном направлении. Побродили (точнее пошатались) вдоль побережья, спустились к воде, там нашли какую-то клетку, огороженную сеткой, ну как же туда не залезть и не сфотографироваться?! Поиздевались над олимпийским мишкой, сели отдохнуть, затем поперлись куда-то в центр города. Полазили по каким-то паркам, видели местную достопримечательную крепость. Так стоит себе такая штука метров 8-10 в высоту из камней сложенная и ничего больше... Дашке и Пашкевичу вдруг стало плохо, отправили их назад, сами еще погуляли, зашли в какую-то церквушку, спустились обратно к морю. Там надыбали на маленький пирс с маяком. Проход перегорожен, но разве это помеха смелым и сильным туристам?! Посидели еще на пирсе, пофотографировались, тут поднялся страшный ветер. Все посмывались оттуда, осталися мы с Людкой вдвоем. Уселись под маяк, чтоб не дуло и сидели так, на море смотрели, с берега нам кто-то что-то кричал, но слышно было плохо, вставать было по облому, вот мы и не вставали. Потом все таки ветерок припек своими бурными дуновениями и мы присоединились к остальным. Ровно через положенные три часа вернулись обратно, потом приехал наш троллейбус, мы в него погрузились и вдруг обнаружили, что это тот же самый, что вез нас в самом начале похода. Все были уставшими от такой массы впечатлений (и не только их :) и позасыпали.

Приехали на вокзал, глядь, а там уже и наш поезд стоит, а в нем еще и почти все наши группы, что в Крым ездили на ПВД. Быстренько в него залезли, потом сбегали купили продуктов на ужин и стали его готовить. Вскоре и поехали. Покушав, стали готовить тортики. На такую ораву в девятнадцать человек пришлось готовить в четырех самых здоровых мисках. Потом оказалось, что для нас столько тортиков съесть просто физически невозможно, от такого количества народ просто одурел, посему пришлось посылать гуманитарную помощь в другие группы.

А-а, случилась в дороге еще вот какая история: в поезде оказался еще Царенко Саша (тот самый, которого выгнали на слете из клуба). Выяснилось, что он хороший Наташкин друг, вобщем он посидел с нами поболтал, а потом вдруг подрывает Опака и говорит, типа дайте ему самую большую сумку. Мы ему: „Зачем?“, а он дайте и все! Ну нашли, дали, забирает он Пашку с собой и через некоторое время... притаскивает полную сумку пива на всех! Мы – просто в шоке... Ну да ладно... Спасибо вам пребольшое! Т.к. мы с Людкой сидели у окна мы нагребли пива, сныкали за себя, нагребли еще раз, короче набрали порядочно. Ну и выпили все, конечно. Многие, правда пива не хотели, так что мы еще и ихнее допили. Тут опять приходит Царенко, „Ну что – говорит, – понравилось пиво?“. Мы ему, да, класс, спасибо, все в ажуре, очень понравилось... Он подрывает Пашку во второй раз. Мы – снова в шоке... Теперь приносит кроме такой же сумки пива еще и бутыль апельсинового сока для непьющих. У-ух! Вот это да! Чтоб хоть как-то выразить свою благодарность, заставили его сжевать наш тортик.

Потом уселись всей толпой играть в мафию. Играли-играли, играли-играли, вдруг чувствую – при фразе „все засыпают“, я закрываю глаза и действительно засыпаю, при этом падаю за Людку и больше не встаю. В один момент стало мне как-то не по себе (фигово, то есть), встал пошел в туалет, дергаю – закрыто. Ну я стою и жду. Жду-жду, жду-жду, тут вдруг приходит добрый Леха Пузо (он тоже в этом поезде ехал) и открывает этот туалет проводниковским ключом. Черт! Ну я и пропарился! Потом вернулся обратно, смотрю – лучше что-то не стало, пошел в соседнее купе, лег думаю, отдохну минут пять, пойду обратно. Проснулся уже утром, часа в четыре, от дикого холода. Глядь, а вокруг уже валяются спят. Ну и ладно, лег обратно. Но ведь холодно же! Надо что-нибудь делать! Тут просыпается напротив спавший Артур и зябко ежится ( или зебко яжится? :) Ага! Холодно тебе что ли? Вобщем вместе думаем, что делать. Надумали. Находим, он – Ольку, я – Людку, и укладываемся греться. Искали-искали, нашли вроде Ольку, спящей с вроде Людкой. Мы тут же придумываем диавольский план: Артур забирает Ольку и улазит куда-то с ней спать, а я падаю к Людке и тоже – спать. Ой как хорошо, что я рассмотрел, что это не с Людкой Олька рядом, а с Соповым! Представляю как бы он удивился утром... Да и я тоже...

Короче говоря, нашел я таки Людку, но на второй полке. Уломать куда-нибудь спуститься мне не удалось, посему пришлось залазить наверх. Хорошо, что меня крепко держали, а то представляю себе последствия... Утром потом Сопов распинался, рассказывая, как он обалдел, увидев на ВТОРОЙ полке уже нас с Людой обоих. По негласному согласию, про наш диавольский план и не менее веселый (мог бы вполне быть) промах, мы с Артуром решили не рассказывать.

А завтрака утром не оказалось, зато оказался заранее припасенный Наташкой кофе. Быстро замутили кофейку, попили и... все пооживали.
Одессу мы встречали с радостью, как никогда. Вышли из поезда, сделали последнюю за этот поход групповую фотку и... разбежались по домам.

Потом еще было отмечание, были горы воспоминаний и фотографий, но это уже почти другая история.


* ББ – большой бутерброд