Новости Календарь О нас История Гимн Устав Отчеты, фотографии, будущие походы Библиотека Пишите письма... Поговорим?

Форум

Члены правления клуба : Орг. сектор ? Дмитрий Бжезицкий Сектор учета ? Соня Сущинская Агит. и онлайн сектора ? Исаев Гео Сп
ray

2017-05-30 23:58:21

Re: Вакансии :) : И как прошел слет?
nik.skameykin

2016-11-21 08:03:20

Чехол на рюкзак, чехол на коврик : Чехол на рюкзак - 180 грн - плотный (на рюкзаки 70-100л) Чехол для коврика - 150 грн - очень качеств
Dmitriy.Smirnov

2016-07-23 08:22:23

Re: Фотоальбом к/п "ВЕРШИНА" : Спасибо за фотки. Отличные места надо сказать. Мне бы с вами.
piotrkotski

2016-06-25 17:45:37




Мой муж — романтик.

      Мой муж – Романтик! Боюсь, вы не осознали всю горечь этого заявления. Вы, наверное, решили, будто он большой любитель сентиментальных стихов и прогулок лунными ночами? Будто он заваливает меня букетами сорванных на заре цветов, а я бранюсь на чем свет стоит, устав бороться с трухой и пылью, появляющейся неизменно вокруг усохших проявлений любви? Вы наверняка представили себе эдакое сварливое существо с веником в руках, которое не способно понять душу поэта. Вы ошиблись.

      Если бы стихи, если бы мечтания!.. Ей богу, я сама не прочь поваляться на травке с книжкой, пока под припекающим июльским солнцем не сморит сон. Но тащиться под этим самым солнцем по степи, или взбираться по скалам, сбивая ноги, или воевать с мошкарой в лесных зарослях – mama mia, это не для меня!

      Вы, наверное, уже догадались, к чему я клоню? Романтик – это не что иное, как туристический клуб, почетным членом которого является мой благоверный. Эта достойная организация насчитывает уйму народу, в основном студентов, в основном политехников. Мой муж попал туда еще на первом курсе, можно сказать, прямо из колыбельки. С тех пор ни футбол, ни рыбная ловля, ни даже родное ему программирование не могут вытеснить из его души Романтик.

      Мы познакомились, когда оба учились на пятом курсе: он – в политехническом, на факультете, название которого я никак не могла запомнить и потому окрестила просто „Компьютеры“, я – в университете, на филологическом. На одном из первых свиданий мне рассказали о существовании Романтика и – небрежно, скрывая гордость – о своей причастности к оному. Тогда я не придала этому факту особого значения: ну рассказывает себе молодой человек о своих странствиях, фотографии показывает, даже интересно. Если бы я знала, чем это для меня закончится!

      В молодости мы все совершаем ошибки. Мы склонны преувеличивать значение самых пустяковых вещей и не обращаем внимания на действительно важные. Каюсь, что наслушавшись историй о пресловутом русском беспробудном пьянстве и о помешанных программистах, которые забывают о собственной свадьбе, я решила, что Романтик – наименьшее из возможных зол. В то время я дни напролет просиживала в библиотеке, честно зарабатывая свой красный диплом, и не замечала, что три раза в неделю мой суженый напрочь исчезает из поля моего зрения. Мне это казалось забавной причудой, своего рода хобби.

      Впервые я осознала, какую громаднейшую роль играет Романтик в жизни моей второй половины, через три месяца после нашей свадьбы. В один прекрасный день эта самая половина вдруг заявила, что собирается меня покинуть – ни больше, ни меньше, чем на две недели. Это был первый на моем веку традиционный весенний выезд в Крым. Не знаю, чем объяснить эту странность, но до этого времени я только слышала рассказы о всяких дальних, трудных, опасных и прекрасных туристических походах, и ни разу не сталкивалась с этим лицом к лицу. В силу своей скромности, я объяснила это тем, что мой жених был таки мною не на шутку увлечен и нашел в себе силы отказаться от кой-каких радостей жизни. Если так, то это была немалая жертва с его стороны! Ибо никогда больше за все годы нашей совместной жизни он не решился повторить этот подвиг.

      Итак, первый поход свалился мне как снег на голову. Я была в смятении, потому что только-только стала привязываться к этому, в сущности, незнакомому и чужому человеку, который вдруг стал ночью делить со мной ложе, по утрам – ванную, а по вечерам – диван перед телевизором. Я восприняла это, как чудовищную обиду – меня, умницу и красавицу, которая так старается быть примерной женой, бросают! Бегут от меня бог знает в какую даль, чтобы там бродить по горам и долам с рюкзаком на спине. Жаловаться мне не позволяла гордость. Единственное, что мог слышать мой супруг, так это скрежет зубовный, когда я бессонными ночами ворочалась с боку на бок.

      Через несколько дней туристы уехали, а я осталась сидеть у окошка, чуть не плача от огорчения и досады. Потом пошли трудовые будни, беготня и суматоха в редакции несколько отвлекали меня от мрачных мыслей. Хотя всякий раз, когда мне приходилось объяснять какому-нибудь любопытному коллеге, куда подевался мой супруг, меня одолевал жгучий стыд. Мне казалось, я признаюсь ему в том, что больна дурной болезнью.

      По выходным я обзванивала давно потерявшихся подруг и пыталась вытащить их на природу. Погоды стояли просто замечательные – теплые, солнечные, майские. Но подруги предпочитали романтические прогулки со своими кавалерами, и я не могла корить их за это. Я сама с удовольствием посидела бы вечером у моря, слушая плеск волн и глядя на отражение звезд в воде, и чтобы рядом было что-то хорошее и любимое, которому можно было бы склонить на плечо буйную головушку. Я попробовала бродить по берегу моря в одиночестве, но оказалось, что всякий проходящий мимо бомж рад составить мне компанию. Поэтому скоро я оставила подобную практику и с тех пор сидела по вечерам у окошка, глядя на прохожих, словно скучающая в провинции барышня.

      Мой муж, тем временем, вовсю наслаждался красотами южных пейзажей. Мне он стал представляться каким-то фэнтезийным героем, странствующим по диковинным местам в сопровождении довольно странной компании. Он взбирался на горные кручи, купался в ручьях, темными вечерами сидел у огня и слушал песни. Зная все это, я приходила в бешенство... и доставала еще один том Чехова с книжной полки. Что ж, не такая уж плохая замена приключениям в духе Толкиена!

      Когда мой законный супруг наконец вернулся, я с трудом вспомнила, кто это такой. Тем не менее, я заключила в объятия немытое и небритое существо с горбом на спине, после чего оно свалилось на постель и крепко заснуло. Так завершилась первая на моей памяти Романтическая эпопея.

      В августе моя вторая половина отправилась на Турунчук, решив испытать свои силы в водном походе. Так, помимо прочего туристического снаряжения, у нас дома завелась байдарка. Я решила, что невозможно сидеть дальше сложа руки, и тотчас по возвращении мужа заявила о своем желании разделить с ним тяготы будущих походов. Радости его не было предела: меня заключили в объятия и заглянули в мои прозревшие вдруг глаза с такой неподдельной нежностью, что я поняла: решение принято правильное. Итак, облачившись в старый спортивный костюм и крепко держась за рукав счастливого супруга, я отправилась в стан врага.

      Романтики встретили меня радушно. Они вовсе не походили на квинтэссенцию мирового зла – образ, который сформировался в моем сознании. Они оказались простыми и милыми людьми, простыми в обращении и лишенными тех непомерных амбиций, которые присущи нашей журналистской братии. Я бы с удовольствием общалась с ними и дальше, но, к сожалению, оказалось. что одним общением дело не обойдется.

      Был хмурый осенний вечер. Смеркалось. Мы толпой бежали к морю, растянувшись по всей улице. Должно быть, со стороны это было довольно странное зрелище. Сперва я пыталась перебрасываться фразами с соседями справа и слева, но вскоре почувствовала, что задыхаюсь и, вспомнив школьные уроки физкультуры, попыталась сосредоточиться на дыхании. У меня не получилось. Нужно ли объяснять, что человеку „в поте пишущему, в поте пашущему“ совершенно невозможно пробежать без остановки сотню-другую метров?.. Вперед меня толкали исключительно муки совести. Перед началом тренировки мне рассказали, что в ожидании отстающих Романтики имеют обыкновение... отжиматься. Мои затруднения в беге казались просто смешными по сравнению со страданиями этих несчастных!

      Какая-то добрая душа, заботясь о том, чтобы я не потеряла лицо на первой же тренировке, ухватила меня за руку и припустила во всю прыть, увлекая за собой мое тщедушное тело. Я была похожа на Алису, когда она неслась вслед за Черной Королевой так, что ветер в ушах свистел. „Если же хочешь попасть в другое место, – сказала ей Черная Королева, – тогда нужно бежать по меньшей мере вдвое быстрее!“ Об этом страшно было и подумать!..

      Как только мне удалось избавиться от сердобольного товарища, в мою голову стали закрадываться мысли о побеге. Исчезнуть просто так было бы невежливо, поэтому я незаметно подкралась к любимому и, пряча глаза, сообщила ему о своем намерении смотать удочки. Видя, что переубедить меня не удастся, он пожал плечами и затрусил дальше, а я отправилась восвояси на автобусную остановку.

      Этот случай нанес серьезный удар по нашему семейному счастью. Мой муж окончательно разуверился в том, что я поддаюсь наставлению на путь истинный, и махнул на меня рукой. В результате, моя чахлая персона потеряла всякие шансы когда бы то ни было попасть в бодрые ряды Романтиков.

      Что мне оставалась делать?.. Любовь, не в обиду будет сказано, зла! Я смирилась со своей участью, и единственным выражением моего недовольства можно считать разве это малолитературное произведение.

      Впрочем, подобным хладнокровием я обзавелась сравнительно недавно. Долгое время, будучи молодой и глупой, я испытала всевозможные муки: начиная от комплекса неполноценности и заканчивая самой банальной ревностью. Да-да, мои дорогие, ревностью!.. Ибо слабому полу отнюдь не чуждо желание преодолеть парочку-другую препятствий – героически, разумеется! – все в том же Романтике.

      Вы, наверное, вообразили себе дамочек мощного сложения с обветренными лицами и грубыми голосами? Спешу вас разочаровать. Глядя на девушек из Романтика, трудно представить себе, что они когда-либо держали в руках что-либо, кроме прялки. Тем не менее, эти эфирные создания разделяют с туристами все выпадающие на их долю трудности: носят на себе надцать килограмм консервов, взбираются на отвесные скалы, переходят вброд ледяные ручьи и... коротают ночи в необъятном спальнике плечом к плечу с боевыми товарищами. Когда я впервые узнала о подобном обыкновении, возмущению моему не было предела. Виданое ли дело: какая-нибудь девица свернется калачиком возле моего суженого и спокойно уснет, положив голову к нему на грудь!.. Неслыханная наглость!.. Позже мне доходчиво объяснили, что это единственный способ согреться холодной ночью, когда завывает ветер и хлещет дождь, и что обычай этот не имеет никакой эротической подоплеки. Ну что ж, за годы моего околотуристического существования я себя в этом почти убедила.

      Так и живу, люди добрые – хорошо ли, плохо ли, а живу! Вместе со мной живет мой избранник, а также собака, которую мне положено любить заодно с ним – крюки и кошки, байдарка и весла, веревки, палатка и коврик, и многое-многое другое. Иногда с нами живут его друзья-Романтики, которые собираются у нас на традиционное отмечание похода и уползают только тогда, когда чувствуют в себе силы твердо стать на ноги.

      А в общем, все не так уж плохо. Жизнь у нас спокойная, быт налаженный. В последнее время мы с мужем начинаем всерьез подумывать о том, чтобы завести ребенка. Правда, недавно мне привиделся кошмар на эту тему. Мне приснилось, будто наш сын, достигнув совершеннолетия, заявляет о своем желании вступить в туристический клуб, и я проснулась в холодном поту. Так что, осуществление этой идеи пока находится под вопросом.

© 2001 Marion.