Новости Календарь О нас История Гимн Устав Отчеты, фотографии, будущие походы Библиотека Пишите письма... Поговорим?

Форум

Члены правления клуба : Орг. сектор ? Дмитрий Бжезицкий Сектор учета ? Соня Сущинская Агит. и онлайн сектора ? Исаев Гео Сп
ray

2017-05-30 23:58:21

Re: Вакансии :) : И как прошел слет?
nik.skameykin

2016-11-21 08:03:20

Чехол на рюкзак, чехол на коврик : Чехол на рюкзак - 180 грн - плотный (на рюкзаки 70-100л) Чехол для коврика - 150 грн - очень качеств
Dmitriy.Smirnov

2016-07-23 08:22:23

Re: Фотоальбом к/п "ВЕРШИНА" : Спасибо за фотки. Отличные места надо сказать. Мне бы с вами.
piotrkotski

2016-06-25 17:45:37





Про чёрного альпиниста. (история из 80-тых)

Я на первом курсе. Учусь на ИЭФе. На первом же уроке физкультуры, общем для факультета, зачитывают несколько фамилий и мою в том числе.

— Ситнянская — КМС по лёгкой атлетике.

Вы теперь все в сборной факультета и запомните никакого клуба „Романтик“!

Что такое? Мне что-то запрещают? Значит я туда пойду! (А за факультет бегать всё равно пришлось)

Первый поход — лыжная 1 с Таней Трайно в Карелию. На майские праздники 1 пешеходная с Сашей Пугачем с РТФа в Карпаты и летом с ним же пешая 2 в Восточные Саяны. Что такое для домашней городской девочки вдруг попасть в тайгу, без населёнки? Величие природы подавляет и восхищает! Тут другой мир, в котором весь твой прежний опыт ничто и сам ты малая козявка, а вовсе никакой не царь природы. Я не буду рассказывать про весь поход. Только один случай.

Мы забрались в небольшой цирк. Сделали радиалку на перевал. Спустились до ровного места, недалеко от границы леса. Заночевали. Завтра нам через другой перевал дальше в сторону Шумакских источников. Цирк настолько небольшой, что физически ощущаешь себя на дне каменной чаши. С приходом ночи это впечатление ещё больше усиливается. Огромные звезды — такие только в горах, заглядывают тебе прямо в глаза. И тут руководитель решает, что это то самое место для истории „Про чёрного альпиниста“. Страшная история при свете костра, в абсолютно безлюдном месте, холодит кровь. В каждой колеблющейся тени видится силуэт черного альпиниста... Все помнят конец истории, что теперь чёрный альпинист всё ищет свою девушку, поэтому мы туристы спим головой ко входу. Чтобы ОН посмотрел и ушёл. А если спать ногами ко входу, то ОН вытаскивает весь спальник и вытряхивает из него всех прямо в пропасть.

— А вдруг я буду похожа на его девушку? Что тогда?

— Не знаю: и многозначительное молчание.

Ложимся спать. Я первый раз пожалела, что у нас поотрывались пуговицы с полога палатки и вход застёгивается только до половины. Моя голова находится прямо напротив этой дырки. Ветер хлопает краями. Мне всё видно, но и меня всем видно.

Проснулась я от необъяснимого чувства, что рядом со мной нечто ужасное. Меня что-то явно обнюхивало. Страшная мысль пронеслась в моей голове: „Это черный альпинист“ Послышались мягкие шаги в сторону костра. Это черный альпинист — пульсировала мысль — и я медленно сползала вниз спальника в самые ноги ребят. А те спали, как ни в чём не бывало.

Вспыхнул костер. Что-то фыркнуло и умчалось прочь. В соседней палатке, возле костра, завозились, послышались голоса.

—Бедикян иди, посмотри. ТАМ кто-то есть.

Вылез, бурча, Сашка.

—Да никого здесь нет. Спите.

Утром на золе мы увидели следы большой кошки. А позже лесник рассказал нам, что в этом цирке живет рысь.

Охотничья собака.

Зима. 2-ой курс. Снова лыжный поход с Трайно на Кузнецкий Алатау (предгорье Алтая). Пол маршрута мы постоянно взбираемся в основном вверх, так как должны будем перевалить через хребет, зато оставшуюся часть маршрута нам обещают постоянный спуск вниз. Я иду в поход печником — не должность для девочки, тем более при большом количестве мальчиков в группе, но я упряма. Я до сих пор не научилась разводить костер с трех спичек, поэтому я буду печником и точка.

И вот, наконец, перевал — середина нашего маршрута! Внизу видно замёршее озеро, здесь наверно летом очень красиво! А сейчас метёт позёмка, температура -40С и уже быстро темнеет. Мы не успеваем спуститься. Придется ночевать на перевале.

Ставим шатер на лыжах. Строим ветрозащитную стенку из кирпичиков снега. Оставшиеся лыжи укладываем под спальники, вместо елового лапника. Из дров только моё полено, которое я постоянно таскаю в рюкзаке для растопки. Мы сегодня не обедали, так как хотели до темноты перемахнуть перевал. Поэтому остался теплый чай в термосе. Горит свечка и даже кажется, что от неё теплее, изо рта вырываются клубы пара.

— Вибрамы в спальник — командует Танюха — иначе завтра не натянем на ноги.

Натянув на себя все носки и под себя всё что только можно, ложимся спать. За ночь так примерзаем друг к другу, что даже ни разу не переворачиваемся на другой бок. Так потом у всех и был один бок с чёрной полосой отморожения. Все с одинаковой отметиной.

Утром ещё только первый луч солнца вырвался сверху, а мы уже сложили лагерь и спускаемся пешком среди камней, вниз. От ходьбы начинаешь согреваться, а впереди лес, а там будет костёр и горячий чай!

Возле леса мы уже разогретые, весёлые. Давайте уже спускаться вниз до речки. Там наберем воды, и будет горячий завтрак. Сегодня хорошо — светит солнце, ветра нет. После вчерашнего дубаря кажется, что это почти лето! Надеваем лыжи и вниз, между деревьями. С нашей одесской лыжной техникой, да ещё с абалаком за спиной — это нечто!

Кто не знает абалак — это брезентовый рюкзак из вооружения нашей армии. Он очень вместительный, но на морозе задубевает и прыгает на спине как мячик, заваливая тебя то направо, то налево. Так и едешь: упал-встал, упал-встал.

Уже видно долину и не до конца замерзшую речку. И вот-тут нас ждал финт с ушами! Прямо спуститься нельзя — там обрыв. Нужно спускаться зигзагом, от одного края кулуара к другому, а потом уходить вправо. Здесь абалак и поцеловал мою коленку!

Я еще почти спустилась вниз, когда меня вынесло на стенку и опрокинуло. Абалак перелетел через голову и приземлился на мою ногу. Раздался хруст. Я вскрикнула от боли и замерла. Сама вылезти из-под рюкзака я не могла. С меня сняли рюкзак, лыжи и довели до низу. В спускающейся за нами группе (единственной встретившейся за весь поход) был квалифицированный медик. Его диагноз — перелом. Как потом уточнили в городе — перелом мениска.

Что делать? До начала маршрута 200 км, до конца маршрута 200 км. А населенные пункты, только в начале и в конце маршрута. Но за спиной хребет, а впереди спуск. После незапланированной дневки, решили идти к концу маршрута, Мы должны были там в долине встретиться с группой Пономаренко, но так и не встретились. Видели только их надпись на снегу: „Привет из Одессы“.

Меня разгрузили, Шах (Шахмейстер) отдал мне свою пуховку и я ехала на лыжах сама. Нога распухла, болела и не сгибалась, но ехать было можно, в основном отталкиваясь палками. Когда я падала, меня поднимали, ставили на ноги, и я ехала дальше.

В конце маршрута мы набрели на домик охотника. Из трубы валил дым. Нас с радостью пустили погреться. По радио играла музыка. Нам предложили по котлете, каждая размером с ладонь.

— Это медвежатина, вы наверно побрезгуете...
— Это мы то?!!
— А добавки можно?
— Что в мире делается?
— Не знаю, сам сегодня до зимовья добрался, а тут целый день классику крутят и ни каких новостей.

Как мы узнали потом, в тот день умер Генеральный секретарь КПСС, что нам впоследствии спасло задницы от отчисления из института. Мы опоздали на неделю на занятия, но все так были прикованы к политике, что нас даже не поругали.

Я вышла на улицу и тут я познакомилась с собакой охотника. Черная лайка сидела на тропинке возле дома и смотрела на меня, как вахтёр на входе в общежитие.
Вернулась в дом, стащила со стола котлету.

— Как зовут вашего пёсика?
— Байкал. Не бойтесь его. Он очень умный. Вас не тронет.

Пёсик сидел все там же на тропинке и смотрел на меня, не мигая.

— Привет, Байкал. А я Олеся. Хочешь котлету?

Он удивился, но проглотил.

— А у меня ещё и сахар есть.

Слямзил и сахар, сошёл с тропинки, пропуская меня.

Это было начало нашей дружбы. Наверно я была первым в его жизни человеком, который поделился с ним своей котлетой.

Охотник рассказал нам, что сегодня в три часа ночи будет электричка на Новосибирск. И если мы пойдём с ним, он поведёт нас самой короткой дорогой и мы успеем. Время было час дня. Перспектива уже сегодня закончить поход, потом день погулять по Новосибирску, а потом наш самолёт и Одесса — нас очень вдохновила. Все закричали:

— Давайте! Мы сможем! Мы будем пахать как бульдозеры!

Сначала мы ехали плотной группой, но когда надо было взбираться на склоны, охотник на своих широких лыжах, подбитых снизу мехом, взлетал, не останавливаясь как будто он едет по ровному. А мы корячились ёлочкой и лесенкой.

Байкал бежал все время впереди. Поджидал нас и снова убегал вперед. К вечеру мы добрались ещё до одного домика охотника. Он предложил остаться. Ну да, а как мы потом сами отсюда выберемся? Нет, мы с вами. Хорошо. Я доведу вас до лыжни на станцию. Заблудиться там негде. А сам уеду, а то я с вами на поезд опоздаю.

Ехать ночью по заснеженной тайге, при свете одной луны — это надо самому прочувствовать. Мороз был жуткий. Местные потом сказали , что -50С.

Обморозились все. Я отморозила кончик носа. А у Танюхи Шумицкой не было лыжной шапочки, так она отморозила щёки. Потом так и ходили по институту — я с чёрным пятачком, она с чёрным румянцем.

Наши выдохлись, растянулись по лыжне. Я ехала сразу за охотником, не хотелось потерять его спину в белом безмолвии. Байкал бежал рядом с хозяином. Останавливался, ждал пока я с ним поравняюсь, потом опять убегал к хозяину.

Наконец лыжня на станцию. Охотник подождал меня. Пожелал счастливо добраться до Одессы. Лес закончился. Впереди была белая степь, в которой быстро растаяла спина охотника. Наконец, подъехали наши. Впереди было видно марево — там была станция. Давай дуй на станцию, попробуй задержать поезд — мы будем стараться.

Я дунула и вскоре осталась одна. Наших позади не видно, охотника я не догнала. Становилось жутко. Как будто ты одна на краю света.

И вдруг далеко впереди я увидела, как прямо посреди лыжни торчит какой-то столбик. Что это? Всё ближе и ближе. Это был Байкал. Это он ждал меня на лыжне. Как я была ему рада. Воспрянула духом. Поехала быстрее. Уже видны домики поселка. Байкал всё время бежит рядом и изредка поглядывает на меня. Я въезжаю на станцию. К перрону подходит поезд. Слышен свист охотника, окрик: „Байкал, ко мне“ Байкал убегает.

Я сбрасываю лыжи. И двигаюсь к поезду. Если бы не поломанная нога, я бы успела, я бы добежала. Не знаю, послушался бы меня машинист, но я бы попыталась. Я только доковыляла до насыпи, как электричка закрыла двери и уехала. Через 15 минут начали подъезжать наши. Но это был ещё не финал нашего путешествия.

Из отчётов мы знали, что можно переночевать на метеостанции. И пошли туда. Только мы втащили свои рюкзаки, явилась парочка метереологов с двумя огромными овчарками. Они сказали, чтобы мы выметались на улицу, так как последние туристы наваляли им кучи по всем углам и больше они никого не пускают. И если мы сейчас не уйдем, то они спустят на нас собак. Мы вышли на улицу. Было страшно холодно, а мы ещё мокрые после бешеной гонки. Ставить здесь шатер — всё равно, что лечь прямо в снег. Ночь. Посёлок спит. Куда нам деваться?

И тут мне под коленки ткнулся чей-то нос. Это был Байкал. Он зачем-то бросил хозяина и вернулся ко мне. И мы смотрели друг на друга — бездомная девочка и пёс без хозяина. Почему люди не могут быть такими верными, как животные?!!

И тут я начала громко рыдать — навзрыд. Байкал убежал в начавшуюся метель. В доме напротив зажегся свет. Вышел мужчина.

— Что у вас случилось?
— Девочка сломала ногу, на электричку мы опоздали, с метеостанции нас выгнали.
— Зайдите, дети, в дом. А руководители пойдемте, сейчас договоримся на станции.

В доме какая-то женщина поила меня водой. Потом мы шли на станцию, которую для нас открыли. Там было даже лучше, чем на метеостанции. Здесь была большая горячая батарея. Меня усадили. Спиной к батарее, под ногу рюкзаки. Было очень жарко. Все начали раздеваться. А я продолжала плакать. Какой-то бородатый мужчина склонился надо мной.

— Ну не плачь, ты же уже в тепле, всё в порядке.
— Байкал. Его хозяин уехал. Он один на улице. Он замёёёёзнет...

Мужчина убежал. Через пять минут он ввалился с Байкалом. С криком: „Всё в порядке. Я его нашёл“

Байкал подскочил, лизнул моё лицо, и я провалилась в сон.

Растолкали меня со словами: „вставай, поезд подходит“. Байкал провожал меня вместе с бородачом.

Тот рассказывал что-то о том, что он давно мечтал об охотничьей собаке. Что такие собаки на вес золота и если его хозяин за ним не вернётся, то он оставит пса себе.

Потом меня под мышки затащили в тамбур. А Байкал спокойно сидел на перроне и не мигая смотрел на меня.

Когда мне становится очень одиноко, я всегда вижу столбик на лыжне - это ждет меня Байкал, чтобы помочь.

С ув. О.Ситнянская.